261

Великий русский язык, или игра слов на грани цензуры…

Довелось мне однажды сделать предложение хорошенькой (правда, это счастье длилось недолго) девушке. К моему великому изумлению, она согласилась. И начались непродыхаемые будни подготовки к таинству брака. Я решил проставиться на кафедре вуза, в котором работал. А нас, молодых, было больше половины, и мы, естественно, были несколько дистанцированы от корифеев науки: выпивали втихушку, устраивали чаепития, выезды на природу и т.п.

Я принес молодому поколению вина и водки с закуской, а на общекафедральный сбор накрыл поляну. И так получилось, что эти два сейшна случились в один день (разделяли их два-три десятка минут).

Сидим молодым поколением и болтаем в промежутках между заздравницами. А мой приятель – хамоватый филолог – возьми и скажи: мол, теперь тебе, Василий, придется стать законным полководцем… Выпили еще раз, и этого чертового филолога понесло. Припомнив свою фразу, он начал словоблудствовать, и к концу «молодого» застолья она звучала следующим образом (простите за правду и нецензурщину!):

- Тебе, Василий, теперь предстоит стать пАлкоВВодцем! С чем мы тебя и поздравляем…

Молодые ассистентки и кандидатки наук прыснули, конечно, в кулак, оценив по достоинству сказанное филологом. А тут и время подошло идти к кафедральным старперам (простите – корифеям!)…

Уважаемая женщина, кандидат наук, произнесла:

- Свадьба – это серьезный и ответственный шаг к созданию полноценной семьи – ячейки общества! Отныне, Василий Викторович, Вам предстоит стать полководцем!

Феерия! Филолог хрюкнул, ассистентки сползли под стол… Я остался слушать продолжение тоста, кусая губы, дабы не оборжаться в лицо уважаемого человека и остальных членов кафедры, включая заведующего. Классного, кстати, профессора философии.

Тост оказался скомканным, потому что слегка подвыпившие молодые члены кафедры были просто не в состоянии вести конструктивный диалог и отмахивались от замечаний и укоризненных взглядов других участников застолья. Короче, выпили… За полководца - корифеи! Молодые – за … сами понимаете, кого!

В общем-то, кафедральные старожилы еще года полтора вспоминали этот случай и делали вывод, что причиной такого поведения является все еще имеющая место быть среди молодых преподов несерьезность. Что нас нельзя-таки допускать до студентов и проч., и проч., и проч.

Но русский язык реально велик и могуч, когда возможны такие каламбурчики, стоящие на грани между цензурой и откровенной бранью. А история запомнилась на всю жизнь. Сегодня я планирую уже в третий раз стать «законным пОлкоВодцем».

2
0
Комментариев: 0
Только зарегистрированные пользователи могут комментировать посты.

Самое читаемое

Подписаться на главные новости недели